Ladoga 1.0. Невероятные приключения Александры Малаховой

by • 21.12.2015 • #Статьи, ПутешествияComments (0)2574

00103Оригинальный лонгрид можно посмотреть здесь, а познакомиться с автором и присоединиться к ее следующему путешествию тут.

Вспоминая, почему решила плыть по Ладоге, я так и не смогла дать себе ответ . Лето прошло и осталось странным. В моих венах критически не хватало моря и гор. Видимо, огромные объёмы воды были решающими.

Я сижу в такси до Курского вокзала. Завтра (или сегодня?) день стольного града, от которого надо валить побыстрее, иначе край. Аллергия к подобным праздникам началась ещё в начале нулевых. Таксист оказался разговорчивым, не повезло. Мои сумки произвели на него впечатление, он аккуратно выспрашивал что/куда/зачем. Получил ликбез по ультралёгкому сбору снаряжения, географии Северо-Запада и навыкам спасения на воде. Он уже был практически готов ехать вместе со мной, но Курский вокзал, счёт и напоследок:
— Ну, вы, отчаянная!
— Хорошо хоть не отчаявшаяся, — отвечаю я ему.

Курок был как всегда многолюден и угрюм. Я со своей идиотской улыбкой томного счастья и двумя сумками никак не вписывалась в его жизнь. Оказалось, поезд опаздывает чуть ли не на час. Измотанная сборами и нервами, скидываю всё на пол и сажусь прямо перед выходом на платформу. За время ожидания в голове прокрутился на реверсе весь день и пол лета.

Билет покупался не спеша. Несколько дней. Как будто мне было впадлу или как будто я занималась пассивным экстримом, такой лёгкий обывательский мазохизм, а вдруг скажут «билетов нет». Не кончились. Вещи наоборот собирались за день. Мне даже начало казаться, что идея была бредовой и вообще «погорячилась, ты, мать». Только забравшись в поезде на верхнюю полку, я поверила, что всё это действительно правда.

Из необходимого снаряжения у меня было практически всё. За день до выезда приобрела драйбег на 80 литров. Добрейший друг С. одолжил GoPro. Ещё один добрейший друг Т. написал: «Ты хоть павербанку возьми с собой, а то как же я с тобой свяжусь». Для нормального бытия на ладожских шхерах мне нужны были палатка, ковёр, спальник, нож, пара фонарей, jetboil и немного одежды. Плыть я собиралась в гидрике и гидротапках. Объём же моего провианта у знакомых вызывал сначала недоумение, затем опасение. Пачка гречки, пачка овсянки, половинка палки колбасы, 6 зерновых батончиков, шоколадка. На вопрос «А это на сколько дней?» я неопределённо пожимала плечами. Пока не кончится.

Полдня Саша собирала-разбирала-перебирала снаряжение, думая что бы ещё оставить дома. Позже фасовала пакетики с крупой, чтобы не заниматься этим в Питере. Слегка ошалев, начала сомневаться. В такие моменты главное успеть выйти за дверь, пока окончательно не накрыло. Цивилизация крепко вцепилась в моё сознание и никак не хотела отпускать.

После нескольких дней в Питере, закупки недостающего снаряжения, карт и провианта топаю по перрону Финбана. Меня ждут приключения и 4 часа сна в электроне «Карелия». Недосып я так и не компенсировала. Половина пути оказалась адом с табуном крикливых школьников, другая половина прошла относительно спокойно. Тем не менее за время поездки на улице то светило солнце, то летели свинцовые тучи. Внутри было тревожно: «А поплыву ли я вообще сегодня?».

Конечная. Кузнечное. Город, где я когда-то проходила практику и тренировки по спелеологии. Только на Ладогу оттуда не попасть. Приходится ехать ещё минут 10-15 по просёлочной дороге в Берёзово.

Интересно там, где нет асфальта

— Ты отправляешься туда одна… И на сколько? Пока не надоест. А как же медведи или маньяки? Это ведь может быть опасно. Саш, а ты не боишься?
— Всё самое страшное в моей жизни всегда исходило от людей. А там людей нет.

Последнее моё пребывание в околокарелии было связано с кейтрингом у московского олигарха, алкотрешем, вяленой свиной ногой, сходкой вегатерианцев с приставками лайт и ультра. Вся эта вакханалия происходила где-то в лесу, где-то под Приозерском, где-то в доме, построенном диким мужиком, просившим называть его Колей. Никто никогда бы не нашёл нас в этих глухих, колонизированных борщевиком местах.

Как вы поняли, я ничего не знала о Карелии, кроме слов Ладога, шхеры и Валаам. Первые несколько часов ушли на размышления о склонении слова «шхера», она моя? Он мой? Тогда, наверное, без окончания? А что будет, если это написать через тире? В электроне поисковик выдал несколько отчётов а-ля «как я провёл этим летом». В основном на байдарках, в основном «костёр, гитара, лыжи». Полезная информация: из озера можно пить, из Кочерги не выплыть, если ветер южный. В тот момент мне захотелось пожить где-нибудь на острове месяц, только чтобы порисовать розу ветров. Да, мозги у меня работали быстро.

От станции меня довезли на Волге до «правильного» причала и оставили в одиночестве. У воды женщина старалась завести лодку. Делала она это долго, странно, я ждала подставы. С Ладоги немного дуло. С неба жарило солнце.

Через 30-40 минут я была готова выдвигаться. Единственная мысль, сопровождавшая меня тогда, «хоть бы всё это поплыло».

На воде переставало лихорадить, хотя я каждые десять минут сверялась с навигатором, чтобы не уплыть чёрт знает куда. Сейчас это кажется смешным, но тусовка в камышах не входила в мои планы. Может я чего-то не знаю? Спустя часик, несколько шхер и подводных камней я окончательно сроднилась с доской. Слева от меня был о. Кильпола, и я шла вдоль него, а по факту получалось, маршрут проходил ровненько по границе Ленинградской области и Карелии.

Гребля достаточно монотонное занятие, кто-то даже назовёт её тягомотиной. А у меня не было даже плеера, ничто не могло отвлечь меня от разговоров с моим внутренним голосом и воображаемыми друзьями. 😉

По привычке я стремилась двигаться быстрее. Вечная спешка. Где-то рядом с островом Кусикосарет меня догнали первые волны усталости и моё бренное тельце просто лежало на сапе, вытянув или свесив ноги прямо в воду. Я качалась. Я отдыхала. Цивилизация начала отпускать. Думалось: «Саша, тебе никуда не надо, ты можешь просто лежать».

— Ну, вы, отчаянная!
— Хорошо хоть не отчаявшаяся.

Представьте, что вы попали в реальность стопмоушен. Это вам не клип на три минутки. Здесь так живут. Воздух похож на масло, атмосфера густая, а вода по плотности схожа с нефтью. В городах же всё разряжено. Поэтому бойтесь попадать в такие места, тем более в одиночку. Внутри ощущение, будто долго пытался выплыть на поверхность, тебе не хватало воздуха, и вот ты глотнул его, настоящего, чистого, густого и задохнулся. Сначала легко и удивительно, а потом страшно. Как будто в новом мире, надо здесь жить, а ты не знаешь как.

Иногда рядом проходили катера на достаточно большой скорости, поднималась волна и приходилось садиться на сап, чтобы не навернуться. Потихоньку приноравливалась. Желание, подплывать почти к каждому острову, шарашит на полную катушку. В голове всплывают предостережения бывалых из интернета «держитесь подальше от берега, ведь он скалистый, с подводными камнями и прочими чудовищами». Наверное, это справедливо для байдарок и прочих плавсредств, но не для сапа, по крайней мере не в хорошую погоду с относительно спокойным озером. Пару раз замечала камни, слегка торчащие из воды прямо посередине залива, подплывая чуть ближе, сквозь толщу воды можно было определить глубину, иногда она не превышала сорока сантиметров, и были видны блики от волн на дне.

Такими темпами и с такими мыслями я вышла из бухты и гребла уже по самому озеру. Почему-то мне раньше казалось, что противоположный берег должен быть виден. Солнце потихоньку начинало садиться — пора искать место для стоянки. Хотя внутренний голос говорил: «Да чё ты? Давай греби. Солнце ещё высоко».

1 ночёвка 1-1

О. Кильпола: Место первой ночевки

Вода в сентябре куда-то ушла, все береговые камни покрыты рисунками высохших водоростей. Где-то 50-70 см. Выход из палатки смотрел прямо на закат. Ужин варился, бутерброды делались. Начинался жор. Ты ешь и не можешь остановиться, свежий воздух и усталость в этом плане очень опасны. Организм паникует, у него нестандартная ситуация, стресс, хотя вы можете этого и не чувствовать. Раньше это проявлялось сильнее, теперь превратилось в контролируемый процесс, за которым просто интересно наблюдать. Ты сам себе подопытный образец.

Наравне с жором и размышлениями, как же тут жили монахи отшельники, я вдоволь наснимала закат. Никаких фильтров не надо. К вечеру озеро совсем успокаивается и работает как зеркало. Щёлкать можно что угодно, всё до боли прекрасно, слишком прекрасно, чтобы быть правдой.

Сон пришёл практически мгновенно с темнотой. К тому моменту уже поела, попила чаю и окончательно разморилась, когда залезла в спальник. Во снах виделась зима, несуществующая заснеженная станция в Москве, метель, которой я уже лет 5 не видела, жёлтый свет фонарей, секретный ангар где-то во дворе, несколько друзей в добитых иномарках и огромное хранилище, смахивающее на крытый рынок. У нас миссия, в таких снах её просто не может не быть. Всё в цвете и со спецэффектами, стуками и бряцаньем железа, от которого я и проснулась. Они мне не приснились!

Пробуждение от звуков несвойственных природе пугает. Значит процесс одичания запустился. 😉 Неважно идёшь ты или плывёшь, если это делать одному и достаточно долгое время, организм работает иначе. В неандертальца, конечно, не превратишься, но некоторые изменения будут на лицо.

На противоположном берегу оказалось пару человек. Выдыхаю и начинаю лениться. Прямо очень лениться. Гуляю по острову, обнаруживаю там огромное количество ягод. Вкуснейший завтрак может случиться только на самой высокой точке острова. Вид божественный, залипательный, в такие моменты время останавливается. Когда ты очнёшься нельзя точно сказать сколько прошло: час или 10 минут, ты как будто падаешь внутрь себя, только всё это в замедленно.

Вы попали в реальность стопмоушен.
Это вам не клип на три минутки. Здесь. Так. Живут.

Сбор лагеря прошёл не быстро, уже припекало солнце. В этот раз укомплектовать снаряжение в герму оказалось сложнее. Драйбег отказывался закрываться. На берег выползли лесники-ягодники, это они потревожили мой сон утром.

– Ты тут что ли одна?
– Одна
– Совсем одна?
– Совсем.
– А плывёшь куда?
– В Сортавалу.

На последней фразе мужчина проговорил что-то нечленораздельное, но по тону и сокрушённым движениям головы стало понятно: он моей затеи не одобряет.

Первая половина дня – самая лучшая. Толи это в сентябре так, толи всегда. Ладога как маленький ребёнок на взрослом празднике, спокойный, потом игривый, а потом капризный и взрывной. В первую часть праздника надо грести быстрее и больше. Сил ещё много, только что ведь выспались и поели. Гребётся легко, волны слабые или даже штиль. Всё меняется ближе к середине дня, ты почему-то оказываешься прямо посередине бухты «ведь так короче», вода уже неспокойная и парусность с таким ростом отменная. И ты уже не гребёшь, а огребаешь. Немного плюёшься из-за того, что надел гидрик, когда солнце так печёт. Делать нечего – двигаемся.

В голове мысли одна краше другой. Здесь тебе и рефлексия, и внутренние тёрки. Всё как надо. Плеера ведь нет. А от себя убежать на сапе среди воды нереально. Трипы без возможности вынужденных остановок, течение снесёт к чёртовой матери, здесь нельзя зажрать невроз, потому что еда вся в герме… здесь много «нельзя» и они все логичные, без ложных смыслов, навязанных кучками впаривателей всех мастей. Мда, что-то я разошлась.

Из пучины дум меня вытянул, прорисовывающийся на горизонте остров. Острова в Карелии называются шхерами. За это слово мы должны быть обязаны шведам и древним скандинавам.

Шхе́ры (швед. skär, др.-сканд. sker — скала в море) — архипелаг, состоящий из мелких скалистых островов, разделённых узкими проливами и покрывающих значительную часть прибрежной морской полосы, окаймляя берега фьордового типа.

Ребята были изобретательные и воинственные, в своё время они знатно тусили по всей Карелии, а затем так же знатно огребли, оставив в наследство длинные названия с множеством сонорных звуков и гласных букв. Надо отдать им должное, к картографии они относились серьёзней, чем советские или современные представители. Я перерыла весь интернет в поисках названия островов, на которых ночевала и останавливалась. Русские карты можете сразу выбрасывать. Даже мои любимые map.me не пролили свет на этот вопрос. А теперь барабанная дробь… финские карты, почти вековой давности знают все названия в той местности. Остров на горизонте именовался Ессусаарет.

2 церковь 2

о. Есусаарет. Именно здесь находятся декорации с церковью, построенные для фильма «Запрет»

И можно было бы на это наплевать, но не с тем пейзажем, который там виднеется. Издалека различаешь деревянные постройки, несколько домиков и церковь с покосившимся куполом. Чистый эпос. Внутри что-то ёкнуло и подумалось «а ты мать не в паломнический трип часом отправилась» и следом «такие виды, с такими церквями, такими островами только в фильмах бывают».

Грести было легко, мысли заняты, а дальше ничего не нужно. Уже гуляя по острову обнаружила надпись на разваленной церквушке «декорации построены для фильма «Запрет» в 2014 году…». Слишком хорошо, чтобы быть правдой.
На острове повстречала двух суровых мужчин, они приплыли на катамаране с мотором. Очень удивились, увидев меня. Главный по катамарану звал меня с ними в Кочергу. На прицепе. У нас еда, газ и надувной матрас. Целых два. 😉 Не уломали. Я помахала им вслед бирюзовым платком, ещё походила по острову, жалея, что не могу остаться тут на ночь. И двинула дальше.

Кочерга – модное у байдарочников бухточка, название давалось согласно форме, обычно там любят делать днёвки либо в конце, либо в середине путешествий по южным шхерам.

Концентрация Левиафана, Острова и Я тоже хочу. Всё крайне русское. Даже не русское, а славянское. Истинное. И речь не о рассовой придури всяких нео-кого-то. Скорее про внутреннее ощущение, про самобытность. Про это вообще не надо говорить, а я вот пишу. Значит волнует.

Вдоль берега двигаться легко, ориентиры всегда близко и ты практически не ошибаешься, если глазомер у тебя адекватный. Берег имеет свойство кончаться и извиваться. Бухта! Если длину дня я меряла высотой солнца, то расстояние стала измерять величиной пальцев и часов, знание количества километров мне ничем бы не помогло. Как учили в художественной академии, визируешь и всё. А дальше главное воздуха побольше набрать в лёгкие.

Ну так монахи? Наверное, у них были козы.
Стоит монах с козой… красиво.

Но всё-таки что они ели?

«Ну ,Саша, поплыли» . Гребёшь, гребёшь, с одной стороны, с другой, раз, раз, смени сторону, сколько времени прошло, оглянись, нет ещё далеко, ну только встречного ветра мне не хватало, греби, греби, да греби я тебе говорю, правой, правой, левой, левой, ещё левой, а то сносит, оглянись, скоро середина, странно впереди сплошная суша, а должна быть прерывистой, греби, греби, греби, ладно, отдохни, достань лиш из воды, он тебя тормозит, что там с солнцем, ага, ещё часа три можно плыть.

А сколько я уже плыву, наверное час, может попробовать мерять расстояние сапом, что-то нифига не выходит, правой, правой, правой, левой, левой, чёрт возьми, ноги стали подмерзать, а вот как монахи жили здесь, они ведь одни были, то есть один монах, один остров, больше не положено. И вот он на острове, а что он ест? Блин, ещё далеко. Почему этот берег не приближается?! Может селфи сделать? Правой. Правой. Раз. Смени руку.

Ну, так монахи? Наверное, у них были козы. Стоит монах с козой… красиво. Но всё-таки что они ели? А к ним приходили гости? Или проверки? Левой, левой, ой, что-то меня сильно снесло. Задумалась. Раз. Раз. Уже близко. Гляну карты. Ой-ё. Это тоже всё остров. Что там с солнцем? Хорошо, гребём! Гребём? Чего нет? Надо. Как же скучно людям засыпать, вот кто придумал считать овец. Придурок.

Правой. Греби. Ноги мёрзнут. Греби и ищи место для стоянки. Только с видом. Поставлю палатку наверху шхеры. Левой, левой. Что за на…? Подводные камни! Совсем близко. Сколько там сантиметров? 20? Проверить веслом что ли? Ага, давай, проверь! Мёрзнешь только ногами, а потом будешь мёрзнуть всем телом. Вот место хорошее. Давай посмотрим. Лееевой. Чё ж так на камни лететь. Сама такая… Пожалуй тут и остановимся.»

Почти каждое утро пробуждение случалось от духоты. Палатка ставилась хитро, чтобы видеть и закат, и рассвет. Приоритет всё-таки отдавался восходу солнца. Вероятность проснуться в луже конденсата меньше, к тому же солнце – это природный будильник.

Ночью долго не засыпалось. И тут я развлекалась с выдержкой на фотоаппарате. Как же не пофотографировать палатку?! Это как вопрос для всех, кто вернулся с юга «На море говоришь был? А чё такой незагорелый?» Здесь нечто похожее, в походе был, а палатки на снимках нет. Не зачёт. 🙂

2 ночь 1

о. Лауватсари

Место для ночёвки смотрело прямо на Ладогу, никаких островов закрывающих от ветра. «Уличные» вещи утром оказались мокрее, чем я предполагала. Пришлось провести операцию «Сушка», облепить ими шхеру , чтобы хоть немного просушить. Время короталось за умыванием и завтраком.
Один из законов ладожских шхер: если вы на острове, это сентябрь и вы голодны, ищите место с растительностью, там будет куча ягод. Возвращаешться назад в прошлое и осваиваешь искусство собирательства. Первобытные инстинкты пробудились и не засыпали. По приезду в цивилизацию меня продолжало тянуть на всё ягодное.

Между поглощением даров природы и созерцательной деятельностью я рассматривала карты. Нет, не гадальные, хотя доля мистики в них была. Они предвещали самый хардкорный день из всех. Впереди были две широченные бухты. Плыть по ним вдоль берега было бы непростительной роскошью. Всё-таки уже сентябрь и моя подкорка генерировала фразочки из инета «туманы», «шторма», «мутанты» и «оборотни».
Территориально я находилась в районе Лахденпохьи. Да-да, я в курсе, что с первого раза произнести все эти названия нереально. А впереди меня ждали другие острова с не менее заковыристыми названиями. Отчаливаем!

IMG_2381

Первая бухта получилась порядка 10 -12 км. Плыть по ней на утреннем позитиве и энтузиазме было не просто, но вполне нормально и интересно. Карта мне обещала ещё одну бухту, по невнимательности я не заметила, что она больше, шире и так далее. Настоящая аркада! Играешь, проходишь уровни, собираешь золотые монетки и в конце игры, если ты о*уенен, получаешь bonus level. Здесь грести надо сильнее, стоять жёстче, демоны и чудища тут проворней. Последние обитают в голове. 😉

Включился режим «слабоумие и отвага», это же так здорово, вписаться в какие-то блудняки, а потом огребать за себя и за того парня. «Дилетанты» чаще выигрывают в таких делах, чем все остальные. В голове у них нет не только необходимого минимума мыслей, но и ненужных тоже нет. Они ничерта не боятся. Надо уметь активировать в себе это состояние.

Тело требовало тепла, пледа,
объятий и ванильного латте –
поплыла дальше вглубь шхер.
Говорят, там всё это есть!

Если посмотреть на мою историю со стороны страха, то с этим парнем у Саши сложные отношения. Мой генератор опасности изначально был хорошо задуман, только собирался пьяным мастером. Однако последний был профессионалом, поэтому приспособление всё-таки работает, периодически коротит, но это мелочи.

Ветер был даже немного попутным. Мысли бултыхались в моих знаниях о пиратах и кругосветных путешествиях периода великих открытий. Находиться в море-океане бесконечное количество дней – надо очень любить океан или очень не любить землю. Из раздумий меня вырвало внезапное поднятие головы, глаза расширились, а берег-то близко. Вся земля как будто сплошная, пролива не видать, а на карте он есть. И волны что-то поднялись вместе с ветром. Чё делать-то? Право-лево?

Впоследствии оказалось, я вхолостую обплыла остров Юсаарет. Первоначально хотелось высадиться прямо здесь, моё рвение поубавилось после увиденных скал, берег достаточно агрессивный. Тело требовало тепла, пледа, объятий и ванильного латте – поплыла дальше вглубь шхер. Говорят, там всё это есть! 😉

Внутренний голоса спорили, один твердил «плыви дальше», я ведь ориентировалась по солнцу, а ещё не было даже пяти часов. Здравый смысл орал во всё горло «ставь лагерь, харе!» Так я заняла NoName остров и принялась искать сокровища.

Как Алиса я жадно и беспечно погружалась в новую реальность. Моя личная шхера казалась чем-то сказочным. На скалах виднелся дом лесника с лестничным спуском прямо к воде. Обалденный утёс с одной стороны и лагуна с другой, посередине же ягодник с зарослями черники, брусники и голубики.

Позже рассказывая другу В. про путешествие, я буду опираться в историях именно на этот остров. «Представь себе, ты просыпаешься, выглядываешь из палатки, а там рассвет. Вылезаешь, совсем не одевшись, и подходишь к краю. Мы стоим вместе обнажённые, молча. Вода отражается в зрачках. Солнечный свет прорывается сквозь наши силуэты».

Будь я колонизатором, поставила бы здесь флаг и назвала бы эту землю своей. Место, где хочется быть и откуда не хочется уезжать.

Отдыхательное настроение настигло меня окончательно и безповоротно. Оказалось, что в домик на скале кто-то приплыл ночью. Этот кто-то в лице двух девушек и двух мужчин исследовали мою часть острова, как раз когда я валялась возле водички и готовила себе овсянку, попутно поглощая ягоды.

Наблюдатель со стороны поразился бы контрасту между мной и ими. Я в плавках от купальника и маечке топчусь вокруг палатки, а ребята одеты с головы до ног в тёплые вещи. Ладога спокойная. Вообще гладкая и отражательная. Лучи переливаются по поверхности воды, гидрик пакуется в герму, натягиваю гидротапки и отчаливаю. В предыдущие дни моё тельце прело в неопрене, сегодня же я была полна решимости покорять водные просторы чуть ли не голышом.

3 ночёвка 2

Путсаари

Кое-где на скалах повыше оказывались стулья! Точнее один стул. Место стоянки было легко идентифицировать по подобным атрибутам. Я представляла человека, восседавшего там: он не молодой и не старый, слегка седовлас и молчалив, приходяший сюда каждый день тысячи лет до и тысячи лет после нас. Один пыхтит трубкой, другой переминает травяные снопики в ладонях. Сетчатка глаз поглощает этот мир, как чёрная дыра. Локальные мудрецы, смотрящие вглубь Ладоги.

В проливах и минибухточках можно залипать часами, сап медленно вращается засчёт течения, а ты просто ловишь кайф всем телом. Круто же! Особенно запоминаются места с множеством выступающих камней из воды. Глубина маленькая и всё дно просвечивает и переливается. Всё под ногами, а если посмотреть вдаль, появляется очертание мыса с маяком.4 19

Весь остров Путсаари облеплен домами света. И соседние тоже. Говорят, они финские. На особенно высоких скалах стоят стэллы в честь кораблей и неизвестных героев. Карта показывает здесь Сергиевский скит. И даже тропки видны, ведущие к нему. У одного из маяков встречаю мужчину и женщину, рядом была их лодка, увидев меня, они почему-то очень испугались.

К полудню было ощущение, будто на моих голенях и лопатках можно жа- рить яичницу или стейк. Эта погода, эти острова, эти маяки настолько не вязались в моём сознании с образом России — я выпала из реальности. Здесь вообще ничего не вяжется с «материковой» Россией, если вы понимаенте о чём я. Четвёртый день без людей и цивилизации возвращает человека к природе и себе. Рождается ощущение дикой свободы и всемогущества.

Как в детстве. Чувствуешь сокращения мышц спины и искренне удивляешься им, тёплый клубок катается между лопатками и трицепсами. Уголки губ своевольно вздёргиваются и ты не можешь вернуть их обратно, им итак хорошо. С таким настроем проплываю практически весь пролив Хасиансалми.

4 20Неожиданно открылась бухта как из сказки. Обычно люди говорят «я бы хотел здесь жить». Они врут , будто мечтали об этом всегда, хотя им даже не могло такое присниться, потому что квартира, рабочий стол, парковка, метро – всё квадратиш-практиш. А здесь….! «Здесь» просто не вписывается в параметры параллелепипеда. Изогнутая кривая береговой линии с вкроплениями деревянных мокнущих причалов, домиков в лесном массиве и тихого шуршания камыша. Руки автоматически потянулись за фотоаппаратом.

Навстречу плыла лодка с местными рыбаками. Забавно, сначала они при- ближались на полных ходах, быстрее меня, ведь у них мотор. Замедляются. Голоса стихают. Смотрят. Несколько секунд мы не двигаемся. В кино у всего зала задерживается дыхание. 🙂 Я осторожно приветственно машу рукой и слышу возглас: «Так это ОНА!» . У меня улыбка до ушей, главный показывает мне большой палец с выражением «Not Bad». Мужики улыбаются, я смеюсь в голос. Прощаемся.

Узкая протока выводит меня в пролив Палосаренселькя. Небесное светило уже закатывается, впереди нонейм островок. Решено. У берега были люди, садящиеся в лодку:
– Здрасте. А вы тут живёте? — удивлённые взгляды.
– Нет, мы колодцы приплыли смотреть.
– То есть это не ваш остров? — смотрят, улыбаются. Качают головой.
– Ну и хорошо, значит будет мой.

4-65

Я перегрелась, устала и могла наблюдать за этой лодкой бесконечно.
Темнота подарила мне прекрасные моменты баловства с фонариком, я получалась пугающей островной барышней. На соседних островах горели костры, виднелись всполохи, а с одной стороны даже подавались сигналы светом. Мои попытки соотнести их с азьбукой Морзе, выученной в детстве, оказались тщетны. Толи тем ребятам было просто по фану мигать, толи их морзянка была какой-то особой.

Проснувшись в середине ночи от чавканья и дыхания воздуха в чьих-то слизистых, слегка обомлела и никак не удавалось сообразить, где я и что происходит. Первое к чему потянулась рука – нож. Страха не было, медведь дышит по-другому. Откуда знаю? Много смотрела Animal Planet в детстве. К чавканью прибавились голоса и свист:

– Эй, иди сюда…о..это чья-то палатка..тут кто-то есть…

Подмывало напугать таких гостей. Ну, кто по ночам шарится по чужим островам?!! А они ж взяли и приплыли прямо с другого острова. Один мой знакомый произносил с характерной интонацией «Ё*нутые» в такие моменты. Вы представляете, какая дикая энергетика и чувство познания просыпается в таких местах? Осторожно Ладога оказывает непоправимое влияние на психику.

Бойтесь клаустрофобии без стен! Чувствовали себя когда-нибудь «Маленьким принцем»? Да, с баобабами, розой и собственной планетой. У меня подобное ощущение возникало в 2013 на ледопаде в Норвегии. По иронии судьбы ощущение вернулось, только вода сменила своё агрегатное состояние. Утром пришёл туман…

«Оу…как красиво..как в молоке и ничего не видно… надо пофотографировать…времени ещё достаточно…щёлк, щёлк..стоп!… Да он движется!!! И прямо на меня». Вокруг началась резкая активность: лодочки тоже почувствовали ЭТО. На сушу! Я как будто в рассказе Анонима. Там туман был самой страшной аномалией, оттуда не возвращались.

Скорость сборки лагеря можно сравнить с образцовопоказательной. Драйбег меньше, чем в другие дни. Всё плотно. Перспектива, оказаться на острове и не понимать, куда плыть, радовала меня меньше всего и я у…гребала изо всех сил. Занудные всезнайки-троли сейчас начнут возражать, отвечаю, да, можно плыть по компасу, звёздам и картам Таро. Можно. Но находиться на воде в туман – сомнительное удовольствие.
За спиной уже пропал мой остров с колодцами. Если его не было раньше на картах, теперь его не было и в поле зрения. Водная взвесь заходила справа, я налегала. Откуда ни возьмись, появились волны и всё поблёкло. «Вали за остров!». Играть между шхер в прятки с природным явлением минимум захватывающе. Туман немного остановился, даже солнце светило. Здесь должен быть злой смех. Карта меня обманула, нарисованная на ней протока оказалась заросшей не просто камышами, а целыми кустарниками. Выхода два: закончить путешествие здесь и попросить местных жителей довезти меня до Сортавалы или же плыть навстречу туману и приключениям.

4 ночёвка 1

о. Виитасаари. Четвертая ночь

За шхерами дул ветер, волна была сильнее, туман пока стоял на месте и рваными кусками лениво мигрировал. Момент причитания «И чего тебе, Саша, дома не сиделось» закончился с выходом в пролив между островами Хавус и Тамханка. Берега у шхер высокие, получается естественная труба со встречным ветром. Волны как холмы из фильма Тарковского «Сталкер». Ощущение будто ты вообще никуда не двигаешься, хотя пашешь изо всех сил.

На берегу ходят люди и собирают ягоды. Несколько вёдер и целых лотков стоит на прибрежных камнях. Хавус в проекции похож на морскую звезду с перепонками, за каждым новым мысом появляется ещё один, и ты невольно начинаешь ждать последнего. После него будет поворот налево и ветер перестанет быть встречным. Главное обогнуть остров. Тамханку затопило молоком. Приходилось держаться ближе к берегу, остановиться не представлялось возможности, так и двигалась в узком коридоре между высоченными скалами и стеной тумана в заливе.

Плыву и пою что-то русское. Народное. Очень проникновенное.

Скалы завораживают, деревья растут прямо из трещин гранита. Как они там держатся и вообще умудрились вырасти? Я слышу собственный голос, плыву и пою что-то русское народное, очень проникновенное. Душа поёт. Интуитивно подсознание вытаскивает из головы то, что действительно поддерживает и работает. А мне прямо в этот момент холодно. Туман ведь и пришёл из-за ночного скачка температуры. Волна ещё поднималась катерами проносящимися рядом. На скалах белой краской виднелись «Гидрон 1998 Сергей и Вася». Ребята, конечно, молодцы, но всё же вандализм как никак.

В тумане открылось окно, из которого приближался катер. Слишком близко. Слишком-слишком. Инстинктивно приседаю от греха подальше. Волна будет высокая. Ребята, решили устроить родео. Машут мне рукой и фотографируют.

С этими снимками возвращается ощущение цивилизации, ещё несколько километров и покажется Дача Винтера, за ней, подплывая к Сортавале, на причале с Сашей познакомятся местные, к ней будут свататься и много расспрашивать про путешествие, а напоследок ещё раз назовут отчаянной.

Только прямо сейчас её окружает туман, молоко разливается со всех сторон. 360 градусов белизны. Я маленький принц на своей собственной планете, со своими баобабами, розой под стеклянным колпаком и своей Соло Ладогой.

Дорогой друг, если ты читаешь этот текст, значит ты осилил лонгрид. Или хотя бы посмотрел картинки. Спасибо, за проявленный интерес всем читателям и подписчикам, следившим за мной в социальных сетях. Спасибо, моей семье и моим друзьям: Олесе, Вове, Стасу, Тёме J., Наташе, Егору — за поддержку и заботу до, во время и после трипа.

Я всегда готова к новым приключениям, с новыми людьми и новыми идеями. В предстоящем году будет очередной трип по Ладожскому озеру и не только. И ты можешь принять в нём участие.

Найди меня и будем вместе «Отчаянными, но не отчаявшимися! 😉

— Александра Малахова