Максим Харченко: «SUP — это то, что я давно искал»

by • 20.08.2018 • #Статьи, Люди, ПутешествияComments (0)199

Максим Харченко — спортсмен из Владивостока. В 2013 году любитель экстремальных увлечений открыл для себя SUP и уже через несколько лет первым в России совершил Большую приморскую экспедицию вдоль берегов нашего края. Максим один из первооткрывателей SUPа в Приморье. Опыт экспедиций «на доске» у него небольшой, но уникальность и значимость одиночных походов  приморского спортсмена высоко оценили любители экстрима в России и на Украине. О встрече с акулой, сильных  течениях, скальных мысах, а также о том, почему стоит освоить греблю на доске с веслом, первопроходец  рассказал в интервью «Приморской газете».

Максим, вы занимались каким-либо спортом до того, как встали на SUP?

— С 11 лет я интересовался экстремальными видами спорта. Сначала это был велосипед, походы в горы… Я сразу почувствовал, что в сапсерфинге можно удовлетворить свои спортивные амбиции. За 40 лет занятий набралось много навыков, которые помогли оценить потенциал возможностей и пригодились в моем первом самостоятельном путешествии.

Как вы познакомились с SUP-культурой?

— Не скажу, что первое знакомство было удачным. Все началось с того, что позвонил товарищ и спросил, не хочу ли я попробовать кое-что новое. Приехали на пляж. Достали небольшой сверток, объемы которого даже не намекали на то, что в нем SUP-доска. Достали нечто невнятное. Надули. Толком не накачали, доска была китайская, клапан не держал совершенно,  насос не давал давления. Как только я встал на доску, она прогнулась и проломилась. Я упал в воду, но меня зацепило — стало понятно, что SUP —интересная новая тема, которую я давно искал. Несмотря на то, что шел 2013 год и новое движение в каре только развивалось, найти тех, кто продает самые лучшие в Приморье SUPы, оказалось несложно.

Вы освоили новый вид спорта. Долго приходилось чувствовать себя белой вороной?

— Когда я купил свою доску и начал кататься, а это было в Находке летом 2014 года, то произвел, конечно, фурор на пляжах. В море на SUPе я уходил рано утром, пока на берегу никого не было, но когда возвращался, уже видел отдыхающих, которые не могли понять, кто я и откуда взялся. Многие даже пытались подойти на лодках, чтобы помочь, наверное, думали, что я обломок кораблекрушения — ведь весла издалека не видно, а гребок напоминает сигнал о помощи. В 2015 году катался уже во Владивостоке, и если за день видел хоть одного SUPера, то просто бросался ему навстречу, настолько мало было любителей досок с веслами. Но нас уже тогда объединял дух этой культуры. В этом году на пляже просто негде доску разложить, везде SUPы.

Как совмещали новое увлечение с работой?

— У меня сдельная работа в области торговли, которая позволяет планировать свободное время в необходимом объеме.

Вы первый решились на одиночный переход на SUP вдоль Дальневосточного побережья. Как вы решились на  такую экспедицию?

– Я спортсмен. Мне хотелось поставить рекорд и удовлетворить свои спортивные амбиции. А когда спортсмен удовлетворяет амбиции? Когда делает то, что никто до него не делал. К тому же я хотел, чтобы даже житель маленькой Калифорнии, вводя в строке поиска интернет-запрос «SUP-экспедиции», первым в списке находил Дальний Восток.

Какой вы выбрали маршрут?

—  Маршруты двух этапов экспедиции проходили по следам русских первооткрывателей, благодаря которым Дальний Восток наш. В этом году я прошел по следам исторического шлюпочного перехода Г.И. Невельского.

Это был второй этап путешествия. От Владивостока до Самарги я прошел 300 километров  за 16 дней. Первый этап состоялся весной 2017 года. От Владивостока (о. Русский) до Находки прошел за 70 дней вместо трех-четырех месяцев.

Экспедиция проходила под флагом «Русского географического общества». Моим проектам оказывали информационную поддержку. После экспедиций я выступал с отчетом перед членами и друзьями Общества, демонстрировал фото- и видеоматериалы тех мест, где решалась судьба Востока России в 19 веке.

Как вы готовились к походу?

— Сначала я составил маршрут. На подготовку к маршруту ушел весь 2016 год. Мне было необходимо приобрести доски с веслом, экипировку, навигаторы, палатку, плитку… Год потихоньку зарабатывал, берег здоровье и силы. Покупать старался только самое лучшее снаряжение, потому что на кону была моя жизнь.

Для меня было важно преодолеть расстояние в 1000 километров. Важно было выйти в открытое море, столкнуться со всеми  опасностями, с которыми можно столкнуться. Штормовая волна, встречный сильный ветер и агрессивные скальные мысы, течения и тайфуны? Я был готов ко всему.

Как психологически готовились?

— Я делал, как учил Федор Конюхов: ложился, закрывал глаза и мысленно проходил весь путь. Примерно представлял, какие трудности могут возникнуть, мысленно находил решение. Когда в голове маршрут проходишь, остается повторить его на деле. С вопросами, которые у меня возникли, я обратился к нашему SUP-сообществу. Но как выяснилось, опыта дальних  походов и экспедиций на груженом SUPе не было ни у кого.

Какой стратегии вы в итоге  придерживались на маршруте?

— Я понял, что придется всему учиться в процессе, учиться на собственных ошибках. За точку отсчета взял факт, что в неделю я должен проходить 100 км, несмотря на негативные факторы (непогода, усталость и т.д.). От этой цифры я отталкивался для расчета графика движения, веса продуктов и газа для газовой горелки. Как именно пройти 100 км за неделю, предстояло выяснить уже непосредственно в процессе экспедиции. Нужно было «на ходу» разработать тактику движения, когда и как обходить опасные мысы, как и где разбивать лагерь и т.д.

К каким опасностям готовились?

— Я готовился к тому, как выйти на груженом сапе в море в условиях сильной прибойной волны, как бороться с неожиданным, сильным отжимным ветром. Думал над тем, как обойти скалистый мыс, который далеко вдается в открытое море. Как перевернуть груженный SUP обратно, если крутая волна опрокинула его вверх килем, как при необходимости произвести высадку на скалистый берег, усыпанный острыми обломками скал…

Что помогало идти вперед во время экспедиции? Психологически любая трудность могла помешать двигаться цели.

— Первый этап экспедиции я прошел за 70 дней, гораздо быстрее, чем планировал. Я не предполагал, что меня может охватить такой азарт. Стоило мне обогнуть один мыс и увидеть через пять-десять километров следующий, я устремлялся к нему. Я буквально бросался вперед, к новому препятствию. Говорил себе: «ну ты же обещал себе встать на ночь в первой бухте», но азарт разыгрывался снова, и я снова шел вперед. Кроме того, спортивные амбиции меня не оставляли: хотелось поставить рекорд, преодолеть свой страх, быть первым.

Вам было страшно?

— Наверное, нет. Хотя школа была суровая. Я понимал, что все задачи придется решать самому: как не позволить сильному течению унести тебя в океан, как идти в туман, как справляться со шквальным ветром… В условиях нестабильной сотовой связи все вопросы, связанные с собственной безопасностью, я также решал самостоятельно. Расчет был только на собственные силы, опыт и инстинкт самосохранения, в экстремальных ситуациях он работает на все 100%. Я отвечал сам за себя, сам следил за всем: море потемнело, значит идет волновой фронт. Если попадал в туманы, то запоминал, где солнце, а когда накрывало, примерно понимал, где нахожусь. Разные хитрости придумывал.

Сейчас я открываю в интернете ссылку «Дальний Восток» и смотрю на пройденный мною этап. Теперь мне кажется, что этот маршрут пройдет любой. Достижения Владивосток — Самарга мне уже мало, душа требует чего-то нового и экстремального. Сейчас изучаю участки севернее и отмечаю точки на карте…

Удалось получить максимум эмоций? Что больше всего запомнилось?

— Я удовлетворил амбиции сполна. Встреча с акулой между мысом Туманным (Хабаровский край) и мысом Золотой (Приморский край) в Большой приморской SUP-экспедиции была особенно яркой. Это был как завершающий аккорд, представьте себе: двухметровая акула выпрыгнула из воды в пятидесяти метрах от меня. В момент, когда хищник проплывал у меня под доской, пульс сразу подскочил, подкатил и ком к горлу. Особый ужас вызвало брюхо акулы и ее жаберные щели. Однако я понял по поведению рыбы, что не представляю для нее интереса. Мы расстались мирно, каждый отправился дальше по своим делам.

Какие еще участки акватории вы хотите покорить?

— У меня на несколько лет вперед есть идеи экспедиций. На следующий год я планирую перейти с материка на Сахалин, это будет пролив Невельского. Там преобладает сильное течение, ветер, волна и нужно идти, как камикадзе, с минимальным снаряжением и легкой доской. Плюс телефоны и навигаторы про запас. Но я понимаю, что если этого не сделаю, это сделает другой спортсмен. Потому что очень логичный маршрут и спортивная дистанция.

Как вы думаете, сможет ли SUP стать еще один толчком для дальнейшего развития туризма в Приморье?

— Со мной сотрудничает Департамент развития туризма в Приморском крае. Они поддерживают меня в начинаниях, а я руководствуюсь тем, чтобы туристы больше узнавали о нашей природе, в том числе на примере моих экспедиций. Хочу, чтобы человек, забивая SUP-экспедиции в интернете, находил с легкостью Приморский край. Нужно, чтобы люди видели нашу природу, чтобы приезжали и увозили впечатления.

Справка ПГ

«SUP-тусовка» — неофициальное сообщество, вступить туда можно после первой SUP-прогулки, познакомившись с другими райдерами.

Источник: primgazeta.ru

Автор: Татьяна Гладун